«Космонавт» приподнял пластиковое забрало и я увидел лицо мэра… Это Вы Сергей Семенович? Как Вы сюда попали? Ведь Вы сейчас еще должны учиться в школе районного города Березово?

 - Ликсутов, по тендеру приобрел универсальное транспортное средство – «бордюр времени». Ответил Собянин.- Этот бордюр позволяет перемещаться не только в пространстве но и во времени.

 -Но как Вы узнали о митинге, неужели собираетесь принять в нем участие?

-Информацию я получил от Главного. - Собянин показал на еще одного «космонавта», который стоял около памятника Пушкину. Мне показалось, что «космонавт» внимательно изучает первую строку текста поэта: «И долго буду тем любезен я народу…» - У него есть связи с органами, они и предупредили нас о митинге, - добавил мэр.

Но как же, недоумевал я, ведь он сейчас должен быть в Ленинграде, в Басковом переулке…

- Бордюр времени. - коротко ответил Собянин.

 -Какова же цель вашего визита? -Как и положено мэру, я должен защищать жителей города от произвола силовиков, а Главный - следить за соблюдением диктатуры закона со стороны полиции и Росгвардии... Если что не так, то… Собянин многозначительно покрутил дубинкой… Ликсутов на своей машинке может выставить 41 год, - продолжил он, или, допустим, пиндосы придут. Разве забитые москвичи пойдут защищать свой город? Из кого я буду формировать дивизии народного ополчения? Как мэр я не могу допустить избиение жителей…

Дело было 5 декабря 1965 года на Пушкинской площади, на митинге в защиту Синявского и Даниэля. Я жил тогда в Столешниковом переулке и по дороге на площадь не заметил никаких особых приготовлений к митингу. Только на самой площади было припарковано несколько черных «Волг». Да и сам митинг назвать таковым можно было лишь с некоторой натяжкой. Перед памятником Пушкину толпилась небольшая группа людей, человек 50, причем, как оказалось позднее, наполовину состоявшая из «сотрудников в штатском». Где-то около 19 часов на мгновение над головами собравшихся появились несколько плакатов «требуем гласности суда над Синявским и Даниэлем», «уважайте конституцию - основной закон СССР». Плакаты были тут же порваны стоявшими рядом «сотрудниками», а державших эти плакаты людей очень аккуратно повели к «Волгам». Почему нарушаете конституцию?! - крикнул я. Ту же в мою сторону бросилось несколько человек, и схватили стоявшего рядом молодого мужчину. «Я из дома» - тихо сказал мужчина и был сразу же отпущен. Очевидно, это была условная фраза, пароль, для опознания «своих»: когда у тебя заломлены руки нельзя достать удостоверение.

- Пока все в рамках закона, людей не бьют, ОМОН не свирепствует, - сказал Собянин. А задержанных отпустят через 2 часа - они проводили митинг в соответствии с конституцией. Завтра я обращусь к москвичам…

В этот момент один из оперативников не очень удачно схватил демонстранта и, это было видно по его лицу, сделал ему больно. Главный тут же направился к оперативнику, явно собираясь отчитать его за непрофессионализм и потребовать извинений перед задержанным. Но это ему сделать не удалось – его тоже схватили. «Я из дома», сказал Главный, и был мгновенно отпущен.

«Космонавт, космонавт, скоро будешь ты гарант» -стал напевать слегка пританцовывая человек, которого пытались повязать вместо меня.

Что за дурацкая песня? Какой еще «гарант»? И вообще, что это за бред. В 1965 году полиции и Росгвардии еще не было, а председателем исполкома Моссовета был Промыслов. Наверное это сон, подумал я. И проснулся.

По радио транслировали выступление мэра по поводу событий 27 июля.